kollekcioneri
«КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ И КОЛЛЕКЦИИ»
Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства при поддержке Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» представляет фестиваль
 5 апреля – 3 июня 2012 года
В период работы фестиваля пройдет множество мероприятий, встреч с его участниками.
На выставке представлено шесть коллекций. Cтоль огромный материал можно показать очень выборочно. Подробности смотрите на  сайте музея.
РАДОСТЬ ОТКРЫТИЯ
Александр Ренжин, руководитель иконописно-реставрационной мастерской «Канонъ»: «Мои задачи как реставратора, собирателя икон и эксперта: во-первых, сохранить русское иконографическое наследие, а во-вторых, сделать его легкодоступным и для зрителей, и для молодых иконописцев». В экспозицию вошли древние памятники XV–XVI веков, работы мастеров Оружейной палаты, иконы периода русского барокко XVI–XVIII веков, каждая из которых отражает стилистические и иконографические особенности своей школы и эпохи.
«ПОРТРЕТ XVIII ВЕКА. ЕВРОПЕЙЦЫ В РОССИИ, РУССКИЕ В ЕВРОПЕ»
Коллекция живописи  представлена историком искусства Сергеем и Татьяной Подстаницкими.
Слева-направо:
Рослин Александр (17181793). Портрет К. Ж. де Бопой. 1781 г.
Лоуренс Томас (17691830). Портрет сэра Д. Корнуолла. Нач. 1800-х г.
Вертмюллер Адольф Ульрик (17511811). Портреты мадмуазель и мадам  Витфоот. 1789 г.
Икона XV века
wp28c33b86.jpg
13 апреля 2012
wp554c1c84.png
wp1c3bc44e.png
wp8cfd582f.png
wp71f5e031.png
wpe6157f5b.png
wp69109227.png
wpe552e562.png
wp501a2db6.png
wp3bb5ba7d.png
wp51530712.png
wp4cbf21e9.png
wpd3938442.png
wp5533b116.gif
wpb3051b1d.png
@
wp127da305.jpg
wpe3e5a014.jpg
wp70a32ae9.jpg
wp56c887fb.jpg
Так реставрируют иконы: большая четырехчастная Богородичная икона, треть которой еще находится под поздними наслоениями и почерневшей олифой, а на остальной части видна яркая оригинальная живопись.
Сербские иконы отличаются мрачноватым контрастом.
Воинский походный складень. Богоматерь Одигитрия. Иоанн Предтеча. Св. Антипий. Георгий Победоносец. Дмитрий Солунский. Сербия. XVII в.
«ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО»
Лишь одну картину из своей обширной коллекции (около 200 работ) демонстрирует Олег Насобин, президент косметической компании Green Mama. На интерактивных экранах представлены подробности истории превращения «Портрета неизвестного» в потерянный в веках автопортрет Бенвенуто Челлини.
Показываю некоторые фрагменты этой детективной истории (фото с экрана):
wp62f056d2.png
wp0c098a45_0f.jpg
wp111430e0_0f.jpg
wpdece4410.jpg
wp7edce1dd.jpg
wp9a826e12.jpg
wpce1fc8f3.jpg
wp4d070440.jpg
wp55f678f9.jpg
wp2a3c25e0.jpg
wp44ba5919.jpg
wpe9867523.jpg
ЖИЗНЬ ПОД ДЕВИЗОМ: «ЧЕСТЬ ДОРОЖЕ ВЫГОДЫ. РУССКИЕ ПРОМЫШЛЕННИКИ ШУСТОВ и СМИРНОВ»
Александр Никишин, президент Союза коллекционеров России, писатель, историк, директор Музея русской водки демонстрирует предметы своей коллекции. Он рассказывает о жизни известных фабрикантов с таким знанием, как будто они являются близкими родственниками:
«Один из моих героев – Владимир Петрович Смирнов, сын «короля русской водки», который после революции оказался в эмиграции и практически на пустом месте возродил дело отца, создав водку Smirnoff. Вторая тема – история империи Шустовых, которые в начале XX века были монополистами в производстве коньяка на территории Российской империи. Уникальный экспонат, который на аукционах оценивается в десятки тысяч фунтов, – чудом сохранившаяся закупоренная бутылка шустовской рябиновой настойки на коньяке столетней давности. Она попала ко мне в результате забавной истории. Ящик с коньяком Шустова нашли бомжи на чердаке. Закончив дегустацию, они начали шуметь и драться, жители дома вызвали милицию, и одну бутылку удалось спасти. Кроме того, на выставке будут предметы, не имеющие прямого отношения к семьям промышленников, но воссоздающие атмосферу конца XIX века».
«ИЗЯЩНЫЕ УВЛЕЧЕНИЯ»
Коллекция механических музыкальных инструментов председателя совета директоров Корпорации «Биоэнергия» Давида Якобашвили занимает самый большой зал на выставке, но это лишь малая доля коллекции – 45 экспонатов. Одно из наиболее полных собраний в мире включает  6,5 тысяч предметов XVII–XX веков: музыкальные часы, механическую музыку и другие изделия. Полностью собрание можно будет увидеть в музее, который строит коллекционер на Солянке. Здесь не только разместится большая часть коллекции, но и будет возможность увидеть работу реставраторов.
А вы знаете, что находится у шарманки внутри?
Веками мастера-механики создавали чудесные музыкальные инструменты. Шарманки, симфонионы, органы, органетки, оркестрионы, графонионы, граммофоны, музыкальные шкатулки, патефоны в виде фотоальбомов, поющие птицы и т. д. Стоило покрутить ручку, и возникали мелодии, которые сегодня звучат для нас как характерный голос той или иной эпохи.
После кропотливой реставрации инструменты не только прекрасно выглядят, но почти все находятся в рабочем состоянии.
Но эти вещи всегда были не только чудом техники, но и блестящей работой художника декоративно-прикладного искусства.
Например, в виде шале:
Стерео:
Музыкальные инструменты будут заводить во время экскурсий и специальных сеансов.
А у вас есть возможность увидеть и услышать голоса девяти звучащих экспонатов прямо сейчас – в альбоме.
wp0e1da72d_0f.jpg
wp4effb0d2_0f.jpg
wp7e51cf29_0f.jpg
wp86dbdaaa.jpg
wpcf6343b1_0f.jpg
wp3c2ca556.jpg
wpae486266_0f.jpg
wpea70d2ef_0f.jpg
wpe5e275a1_0f.jpg
wpb7ae2dd2_0f.jpg
wp6be182cc_0f.jpg
wpc28f4545_0f.jpg
«ПРЕДЧУВСТВИЕ МОДЕРНА»

Таир Таиров, профессор, доктор международного права, один из крупнейших в мире коллекционеров восточного текстиля представляет одежду Средней Азии ручной работы XVIII – начала ХХ вв.:
«Яркие одежды Средней Азии привлекали меня еще в детстве, которое прошло в Ташкенте. И только гораздо позже я узнал, что шелковые платья и халаты XIX века из Бухары, Самарканда, городов Ферганской долины являются предметом коллекционирования и хранятся в собраниях крупнейших музеев – Виктории и Альберта в Лондоне, Эшмоловского музея искусства и археологии в Оксфорде, Метрополитен в Нью-Йорке. Когда я только начинал их собирать, покупал на базарах и у знакомых, кое-что попало ко мне из Афганистана. Сейчас их так легко уже не купишь, изредка они попадаются на лондонских аукционах. Теперь это не столько предметы одежды, сколько произведения искусства, потрясающие образцы абстракции. Для выставки я отобрал платья, халаты, ткани, рисунок которых предвосхищает модернизм в живописи. Большинство из них происходят из Ферганской долины. Реже попадаются образцы из Бухары, Самарканда».
Муаровый узор на шелковых и полушелковых (с хлопковым утком) тканях с двух сторон получали специальным приемом – лощением. Ткани, смоченные в составе, напоминающим клей, отбивали тяжелыми деревянными молотами весом до 14–18 кг на камне, прикрытом деревянной доской. В наши дни муар делают с помощью пресса.
Халаты часто шили двусторонними.
«В Бухаре были популярны трёхцветные ткани, из которых шили халаты: белые, красные, жёлтые. Их было много. А были халаты, которые делали только в одном экземпляре … и я их показываю на выставке. Это супервещи. Там может быть 2-3 краски, а может быть и 7. Особенно ценилось, когда 7 красок. Семь фантастических красок с абстракцией, совершенно невероятных, как у Василия Кандинского, Любови Поповой или Александры Экстер. Бывают фантастические халаты всего из 2-х или 3-х красок, они ошеломляют своим дизайном. Невероятно, откуда они там за 100 лет до модернизма появились? Кандинский, например, в 1908-м году посетил выставку «Восточное искусство». Там были все выдающиеся художники того времени. После выставки он вернулся и написал очень много потрясающих строк по поводу увиденного. Для него это было настоящим культурным потрясением. Собственно с 1908-го года Кандинский и начался как художник-абстракционист. В 1908-м году он написал свою первую фигуративную композицию, а до этого был просто постимпрессионистом».
«И когда я сам покупал эти вещи, каждый раз восхищался, не мог себе представить: откуда это взялось? Почему люди, совершенно оторванные от мировых центров и торговли, находясь в изоляции, вдруг открывают такое колоссальное мышление, проявляют себя как абсолютно свободные люди. Видимо, это было в какой-то степени реакцией на замкнутость. Люди искали свободу, и в том числе свободу выражения в одеждах и линиях…В этих узорах – и я показываю это на выставке – есть и Кандинский, и Поллак, и Мондриан, и многие другие: модернисты, импрессионисты...Марк Ротко – это вообще копия этих халатов. Может быть, он их и видел, потому что многие халаты вывозили в Нью-Йорк. Мне рассказывали, что недавно в Нью-Йорке, в музее «Метрополитен» была выставка «Сезан и восточный текстиль». Там были рядом вывешены произведения Сезана и среднеазиатские ткани. Так посетители говорили, что напрасно там поставили рядом Сезана, совершенно не смотрится, унизили бедного. Шутка, конечно, но всё же».
До 70-х годов XIX века мастера использовали  растительные красители.
«Когда эти ткани создавались, не было никаких законов, сочетать можно было любые цвета. Как у Кандинского: «сочетаемое несочетаемых». Колористика этих халатов поражает до сих пор. Существует очень много названий этих узоров, проводились целые исследования. Эти узоры называли эзотерическими – то есть воздействующими непосредственно на человеческое подсознание. Когда на западе делают выставки этих тканей, им дают звучные названия: «Смелая эстетика», «Музыка для глаз» или «Праздник для сетчатки». Эти узоры действуют на психику как сигнал, с их помощью ты сливаешься с природой, растворяешься в медитации. Отсюда и ещё одно объяснение их появления в Средней Азии. Летом там бурные краски, цветы, деревья, зелень, а зимой – холод, и всё исчезает. А эти яркие ткани на стенах как бы возвращали людей в лето, неслучайно их называют «висячими садами Самарканда». А на людях эти халаты выглядят как передвижная выставка авангарда. И чёрные квадраты, и красные квадраты, и трапеция, и круг –  всё, что хочешь. И это действительно праздник! Умопомрачительно просто!»
Вверху справа: женское платье XIX в.
Второй ряд слева: клетчатое женское платье XIX в.
Третий: мужской халат XIX в. и женское платье XIX в.
Четвертый: полосатый женский халат нач. ХХ в.
wp36db2d68_0f.jpg
wp0bc8a951.jpg
wp4de723e0.jpg
wpa037796e_0f.jpg
wp175b50a9.jpg
wp7652faef.jpg
wpfd2dca01_0f.jpg
wpfc77664c_0f.jpg
wpca4150a3.jpg
wp744060a4.jpg
wp9696ad13.jpg
wpc8a75324.jpg
Для того, чтобы оценить в полной мере искусство узбекских мастеров, стоит познакомиться подробнее с приемами создания подобных тканей. Например, индонезийских икатов (подробнее см. здесь и здесь). Это необычная (на европейский взгляд), кропотливая, одна из древнейших техник создания рисунка на нитях ещё до начала ткачества.    Узбекские ткани тонкие, из шелка и хлопка. Ткут их на ручных станках с ремизами.
Перед крашением мастера подготавливают несколько тысяч шелковых нитей длиной, порой, более ста метров. Их перевязывают в соответствии с узором толстой хлопковой нитью. Эти узелки защищают нити от окрашивания. Краситель немного  затекает под обмотки и создает неповторимые расплывы цвета. Поэтому ткани называют абровыми. Название образовано от персидского слова «абр» – облако. И сегодня абровые ткани продолжают делать в Средней Азии  (см. ткани здесь и здесь. )
Вы можете оставить комментарии к статье в блоге.
МОСКВА
ТЕКСТ: ИРИНА ДВОРКИНА
ФОТО: АВТОРА                      
wp5648ef07.png
©  2012  Артобъектив
Web-design I. Dvorkina
All rights reserved
wp5533b116.gif
wp236a1d41.png
wp5ed29d72.png